BAD TRIP В МАГОНИЮ

I. Психоактивные вещества

1. Измененные состояния сознания

О необычных свойствах психоактивных веществ людям известно с незапамятных времен. В древности их использовали шаманы для вхождения в измененное состояние сознания и общения с духами. Однако влияние психоделиков и галлюциногенов на культуру не ограничивалось лишь религиозной сферой. В последнее время появился ряд теорий, согласно которым вся человеческая цивилизация может быть результатом систематического употребления психоактивных веществ. Так, например, профессор Дэвид Льюис-Вильямс разработал нейропсихологическую теорию зарождения наскальной живописи, объяснив ее появление трансовыми состояниями, вызванными употреблением психоактивных веществ и другими техниками изменения сознания.
Мало того, само появление у людей самосознания, отличающего их от животных, некоторые исследователи приписывают психоделикам и галлюциногенам: «Благодаря им мы поднимали себя на все более высокие культурные уровни и все более высокие уровни индивидуального самосознания»[1]. «Галлюциногенный гриб помог обезьяне стать человеком, — не без основания утверждает Т. Маккена»[2].
И, наконец, многие экспериментаторы считают, что благодаря психоактивным веществам они попадают в иные миры или измерения, существующие параллельно нашей обыденной реальности. Особо фанатичные психонавты даже утверждают, что с помощью психоделиков и галлюциногенов человечество сможет перейти на новый уровень духовного развития. Здесь-то и начинаются проблемы.
Как известно, законы, запрещающие употребление наркотических веществ, начали приниматься относительно недавно — всего сотню лет назад. В долгой истории человечества этот временной промежуток кажется просто каплей в море. Однако за последние пятьдесят тысячелетий свободного сожительства с психоактивными растениями сознание людей мало изменилось, и уж тем более не приходится говорить о переходе на какой-то принципиально новый уровень сознания. Если наркотики и поспособствовали развитию мировой цивилизации в далеком прошлом, то из этого вовсе не следует, что они сработают во второй раз.
Разумеется, запреты на использование психоделиков и галлюциногенов существовали и в раньше, но в распоряжении древних шаманов или средневековых инквизиторов не было хорошо отлаженной государственной машины для осуществления тотальных репрессий против излишне любопытных граждан. Просто люди сами не очень-то стремились к «расширению своего сознания», опасаясь непредсказуемых последствий и существ, обитающих по ту сторону реальности. Сегодня же люди возомнили себя единственными разумными существами на планете и потеряли всякую осторожность при общении с неведомым.

2. Лучшие друзья шаманов

Издревле шаманские практики предполагали употребление психоактивных веществ, открывавших врата в «мир духов» и «сакральных знаний». Жившие в северной Мексике индейцы яки курили цветы желтого дрока, содержащие цитизин. Индейцы уичоли поедали в ритуальных целях пейот. Индейцы тарауамар из Чиуауа добавляли кукурузный напиток дурман безвредный. Масатеки и сапотеки отдавали предпочтение священным грибам, а хиваро и конибо использовали в религиозных практиках лиану банистериопсис каапи. В Азии особой популярностью среди шаманов пользовались красные мухоморы[3]. Нельзя не вспомнить и о легендарном опьяняющем напитке «сома» из Ригведы.
Раньше правом на употребление психоактивных веществ имели только вожди, жрецы и шаманы. Возможность общения с духами считалась привилегией, но одновременно представляла огромную опасность для непосвященных или недостаточно подготовленных путешественников в неведомое. Огромное многообразие шаманского опыта можно свести к одной простой идее: в ходе своих странствий по миру духов шаман неизменно встречается с таинственными потусторонними существами. В зависимости от культурных установок духовидец может посчитать их богами, демонами, ангелами, душами умерших (см. Призраки и привидения), помощниками или инопланетянами.
Формальное представление не играет здесь решающей роли, поскольку в основе всех перечисленных феноменов лежит открытие иного, нечеловеческого разума, с которым встречается шаман во время своих небесных или подземных путешествий. Иногда эти потусторонние существа проявляют к людям необъяснимую враждебность, но чаще всего демонстрируют готовность поделиться своим опытом и знанием. Духи, якобы учат шаманов влиять на погоду, находить утерянные вещи, исцелять больных, контролировать перемещение животных и разбираться в целебных свойствах растений. Однако здесь мы сталкиваемся со второй проблемой: большинство этих «знаний» абсолютно бесполезны, поскольку не работают на практике.
Средняя продолжительность жизни в диких племенах (около 30 лет) доказывает, что шаманы — плохие врачи. Явная зависимость примитивных культур от капризов погоды и регулярные неурожаи ставят крест на умении шаманов управлять погодой. Постоянный голод и высокая детская смертность наглядно демонстрируют нам способности шаманов контролировать животных и исцелять людей. Об умении искать потерянные вещи больше знают археологи, у которых это получается значительно лучше. Может быть шаманы делают что-то неправильно? Отнюдь.
«Знания» из мира духов продолжают просачиваться в наш мир, однако на смену шаманам пришли контактеры, похищенные инопланетянами, и практикующие ченнелинг адепты New Age (см. Круги на полях). При этом качество получаемой ими информации никак не изменилось: «Во время нашей беседы Элен призналась, что идея о создании двигателя пришла к ней после того, как она побывала на борту НЛО… Она встретила там одетого в белое мужчину, который показал ей этот изумительный мотор… С момента случившегося Элен преследует идея построить двигатель, принцип работы которого раскрыл ей один из пилотов «тарелки», — пишет Жак Валле в книге «Параллельные миры» и заканчивает убийственной фразой: «Однако такой двигатель по чисто физическим причинам никогда работать не будет». Множество примеров доказывают, что обитатели мира духов плохо разбираются в науке, технике и медицине[4], и единственное, что их интересует в людях — это жизненная энергия.
3. Таинственное исчезновение Мескалито

Неработающие моторы, советы шаманам, от которых нет никакого толку, идеи о переустройстве общества на новых началах и другие фальшивые дары невидимых друзей человечества долгое время вводили в заблуждение исследователей аномальных явлений. Долгое время люди, вступающие в общение с миром духов, не чувствовали никакой реальной опасности для себя, поскольку считали, что в любой момент могут выйти из игры без серьезных потерь. Американский антрополог Карлос Кастанеда пошатнул слепую уверенность человечества в собственной неуязвимости, опубликовав серию книг об учении Хуана Матуса — мексиканского шамана из племени яки.
Ученичество Кастанеды можно разделить на два четких периода: на ранних этапах обучения дон Хуан применял психоактивные вещества (дурман, пейот и галлюциногенные грибы)[5], однако впоследствии Кастанеда по загадочным причинам отказался от их употребления, заявив, что «они вовсе не являются важным аспектом магического описания мира, они лишь помогают свести воедино разрозненные части этого описания»[6]. В первых двух книгах Кастанеда неоднократно говорил о чувстве страха, терзавшем его при употреблении наркотиков под руководством дона Хуана. Возможно, именно этот страх и спровоцировал его окончательный разрыв с мексиканским шаманом, а написанные впоследствии работы представляют собой всего лишь измышления самого Кастанеды. Надо сказать, что у него были серьезные основания опасаться за свою жизнь и рассудок, поскольку дон Хуан познакомил его с одним из существ, обитающих в психоделической реальности. Старый индеец называл его Мескалито и считал его защитником и учителем.
Дон Хуан говорил, что взял Кастанеду в ученики потому, что на него указал Мескалито: «Мескалито указал мне на тебя и дал знать, что ты избранный»[7]. Поначалу Карлос не понял истинного значения этих слов, да и личная встреча с Мескалито после приема изрядной порции пейота мало что прояснила: «Под одним из валунов я увидел в профиль человека, сидевшего на земле… Его голова была заостренной, как ягода клубники, кожа зеленой, усеянной множеством бородавок. За исключением заостренной формы, голова была в точности как поверхность пейота… Было такое чувство, будто он умышленно давит мне на грудь своим взглядом. Я задыхался… Я упал перед ним на колени и стал рассказывать о своей жизни, потом заплакал… Все, что я пережил, совершенно исчерпало мои умственные силы»[8].
В дальнейшем Карлосу становилось все хуже, и он был вынужден бросить обучение у дона Хуана. Возможно, в какой-то момент Карлос понял, что теряет больше, чем приобретает в результате употребления психоактивных веществ — его первые книги пестрят жалобами на плохое самочувствие и описаниями беспричинных страхов и тревог: «Последствия моего пейотного ритуала проявлялись в ощущении общей усталости и меланхолии. К тому же меня посещали невероятно яркие сны и ночные кошмары»[9]. Или же Кастанеда понял истинную природу Мескалито, пожиравшего его энергию в обмен на сладкоречивые обещания дона Хуана, который с большой охотой говорил обо всем на свете, отвлекая внимание наивного ученика псевдоэзотерическими байками.
Скорее всего, Мескалито был просто энергетическим вампиром дона Хуана. Когда старый шаман состарился, Мескалито решил подыскать себе более молодого и сильного донора, и выбор пал на Кастанеду, чье сознание пытался расшатать с помощью психоактивных веществ дон Хуан. После того, как Карлос осознал исходящую от Мескалито угрозу, он сбежал от старика, не владевшего в действительности никакими магическими секретами. В любом случае, Мескалито исчезает со страниц его дальнейших книг, сметенный вихрем разбушевавшейся фантазии самого Кастанеды.
II. Мир энергетических вампиров

1. Магония на горизонте

Общение шаманов с духами, инопланетные похищения, ченнелинг, путешествия наркоманов в психоделические миры — все это звенья одной цепи, протянувшейся из темного прошлого в непредсказуемое будущее. На горизонте маячит неприступная Магония или, как ее следовало бы назвать, Новая Гиперборея — царство истинных пастырей человечества. Все нити перепутаны, но в центре этого хаоса зияет отнюдь не пустота, а неутолимый голод извечных спутников человечества.
Одно из первых упоминаний о загадочной стране Магонии содержится в записях лионского епископа Агобарда, жившего в первой половине 9-го века: «Мы видели и слышали многих одержимых таким безумием, такою глупостью, что веруют и утверждают, будто есть некая страна, именуемая Магония, из которой приходят на облаках корабли… Я видел четырех таких безумцев, ослепленных верой в возможность подобного рода вещей: крепко связанные и выставленные напоказ трое мужчин и одна женщина утверждали, будто они спустились с такого вот корабля; после нескольких дней заключения их вывели, как мы уже сказали, перед собравшейся толпой и в нашем присутствии собирались побить камнями. Но правда восторжествовала».
На первый взгляд кажется очевидным, что речь идет о похищении людей инопланетянами, однако среди исследователей нет единодушия по данному вопросу: «В некоторых историях Магония предстает далекой страной, невидимым островом, добраться до которого можно, лишь отправившись в длительное путешествие. В других… Магония — небесная страна. В этом случае обнаруживается прямое сходство со столь популярной сегодня верой во внеземное происхождение НЛО. Согласно другому, не менее распространенному преданию, Магония — нечто вроде вселенной, сосуществующей параллельно с нашей. Она становится видимой и осязаемой только для избранных людей, и места расположения ведущих в нее «врат» известны лишь эльфам и немногим посвященным»[10].
Франко-американский учёный Жак Валле обнаружил множество параллелей между современными историями об инопланетянах и древними легендами о феях, эльфах и прочих сверхъестественных существах. Его поддерживают и другие исследователи: «Абсурдное поведение пришельцев похоже на проделки эльфов и фей в кельтских легендах, норвежских божеств и злых магов американских индейцев …все эти явления — часто следствие одного необъятного, пульсирующего нечто, меняющего свой облик и подстраивающегося под любую культуру и эпоху, но остающегося с человеческой расой на протяжении веков»[11]. «В самом тривиальном смысле инопланетяне просто завершают процессию фавнов, сатиров, лепреконов, инкубов и других призрачных созданий, заглядывающих в окно человеческой души, особенно когда душа эта попадает в сумеречную зону, где границы между иллюзиями и фактами охраняются не столь надежно»[12].
К сожалению, последователи Валле слишком увлеклись собственным изысканиями и не стали разрабатывать тему Магонии. Кроме того они практически проигнорировали замечания француза о некоем «Тайном союзе», имеющем непосредственное отношение к делам Магонии: «Наблюдая неопознанные летающие объекты, мы подсматриваем за делами Тайного союза — организации, хорошо знакомой нашим предкам»[13]. Однако, если предположения Грэма Хэнкока о связи между путешествиями шаманов в мире духов, красочными легендами о феях и эльфах и современными рассказами людей, похищенных пришельцами, окажутся верны[14], то вопрос о Магонии следует признать ключевым в раскрытии тайны потусторонних существ вроде энергетического вампира Мескалито, описанного Кастанедой.
2. Хроники психонавтов

В отличие от осторожных теоретиков Грэм Хэнкок никогда не чурался практики и проверил действие некоторых психоактивных веществ на собственной шкуре. Подробные описания нескольких его опытов вошли в книгу «Сверхъестественное. Боги и демоны эволюции», во время работы над которой умер его отец. Нельзя исключать, что именно боль от потери близкого человека позволила ему подобраться к Магонии на достаточно близкое расстояние, ведь обитающие в ней энергетические вампиры питаются в основном энергией человеческих страданий (см. Энергетические вампиры).
Сам Хэнкок описывал свои психоделические путешествия в таких словах: «Мое тело словно бы разрывали на части — медленно и систематично, и я уже начал бояться, что никогда больше не соберу его воедино… И тут я осознал, что кто-то наблюдает за мной…», «Затем перед моим внутренним взором возникли два существа, словно бы сотканные из света… Глаза у существ были совершенно черными и без зрачков… Без сомнения, они владели способностью к телепатии и хотели что-то внушить мне…», «Передо мной оказалось пугающее «чуждое» лицо — серого цвета, с широким куполообразным лбом и узким заостренным подбородком… Глядя на эти сетчатые глаза, я думал о том, что такие же бывают у мух…», «Теперь уже вся атмосфера вокруг… кажется мне невыразимо зловещей. Я вновь вижу серое лицо иноземного существа. В том, как оно смотрит на меня, есть что-то пугающее… Я чувствую, что, если не освобожусь из-под власти видения, меня просто захватят…», «И вот тут я почувствовал настоящий страх… Это жуткое место… Я весь дрожал… потому, что внезапно почувствовал сильный холод». Следует заметить, что чувство холода нередко сопровождает отбор энергии у человека энергетическим вампиром.
Помимо описаний собственных видений, Хэнкок систематизировал рассказы некоторых других психонавтов, оказавшихся в окрестностях Магонии: «Это очень необычный мир… Какие-то механические существа… И все это время мне казалось, будто машина перепрограммирует меня…», «Когда я только начал погружаться в транс, вокруг меня собрались эти насекомоподобные создания. Они явно пытались пробиться в мое сознание… Чем больше я боролся с ними, тем страшнее они становились, пробираясь все глубже ко мне в душу… Больше всего они были заинтересованы в эмоциях», «Такое ощущение, что кто-то или что-то еще пытается установить над тобой контроль. И тебе необходимо защищаться, оборонять себя от них — кем бы они ни были», «Я чувствовал, что это существо желает подчинить меня себе, и понимал, что должен защищаться», «Они были там, и они делали мне больно. Это были не люди».
О контактах с враждебными потусторонними существами писали многие известные люди: «Я встретился с двумя существами, которые пришли ко мне через громадное пустое пространство, которые видели, чувствовали мое присутствие… Все мое существо чувствовало угрозу, так как меня швыряли через эти огромные пространства огромные существа»[15], «Я понял, что эти похожие на драконов существа — внутри всех форм жизни на земле, в том числе и внутри человека. Они сказали мне, что они-то и есть настоящие хозяева всей планеты, а мы, люди, — лишь их жилища и слуги»[16], но лучше всех о своем опыте употребления психоактивных веществ сказал поэт Аллен Гинзберг: «Я чувствовал, что встретился лицом к лицу со Смертью»[17].
3. Ловцы душ

Употребление психоделиков и галлюциногенов делает человека уязвимым для энергетических вампиров, позволяя им беспрепятственно проникать в затуманенное сознание своих жертв и внушать им пугающие или наоборот чарующие иллюзии. В состоянии наркотического опьянения психологическая защита ослабевает, и вампиру не составляет труда проникнуть в биополе под видом «доброго духа», «ангела» или потустороннего наставника. Другие вампиры выбирают тактику запугивания, отправляя неосторожных психонавтов в затяжной bad trip, из которого люди выбираются полностью разбитыми и опустошенными. Баланс между двумя этими стратегиями соблюдается исходя из вполне понятных соображений: слишком сильные негативные эмоции, полученные во время bad trip’a, могут навсегда оттолкнуть человека от употребления психоактивных веществ, и вампиры лишатся легкой добычи. Однако глубокое внедрение вампира в энергетику человека или подселение, не всегда бывает эффективным, поскольку уменьшает поле выбора для агрессора, вынужденного долгое время кормиться лишь за счет одного биополя жертвы.
В прежние времена вампиры поощряли использование людьми психоделиков и галлюциногенов, потому что шаманы древности были весьма сильными личностями в энергетическом плане. Постепенное проникновение психоактивных веществ в повседневную жизнь обычных людей расширило кормовую базу энергетических вампиров, однако заметно возрос и риск разоблачения. В информационную эпоху люди получили возможность обмениваться впечатлениями и сравнивать свой опыт с рассказами других психонавтов, что в перспективе не сулило вампирам ничего хорошего. Из-за этого им пришлось пойти на временные уступки и ограничить количество людей, попадающих в окрестности Магонии. В 60-х годах двадцатого века ЛСД приобрел необычайную популярность среди молодежи, однако поначалу bad trip был большой редкостью и считался чем-то из ряда вон выходящим. Были организованы серьезные научные проекты по изучению воздействия галлюциногенов и психоделиков на сознание людей, а ЛСД стали воспринимать как панацею и ключ к решениям всех проблем, начиная от лечения алкоголизма и заканчивая переустройством всего общества. И вдруг количество bad trip’ов начинает резко и неуклонно расти, вызывая серьезную обеспокоенность общественности. Всего за несколько лет ЛСД превращается из невинной забавы хиппи в угрозу национального масштаба, его повсеместно запрещают, а исследовательские программы закрывают без объяснения причин. Game over.
Выбор энергетических вампиров пал на психоделики и галлюциногены не случайно. Тяжелые наркотики отключают сознание потенциальной жертвы, и взаимодействие с ней становится практически невозможным. Под воздействием психоактивных веществ человек остается в сознании, которое делается весьма чувствительным к внешним воздействиям. В случае с измененными состояниями сознания следует, прежде всего, задаться вопросом: а кто, собственно, его изменяет, если человек не способен целенаправленно управлять этим процессом? Ответ напрашивается сам собой: сознание одного разумного существа изменяет другое разумное существо, причем вовсе не обязательно, чтобы оно было настроено дружелюбно по отношению к путешествующему по иным мирам психонавту. В реальном мире все живые существа делятся на хищников и жертв, однако многие люди, привыкшие считать себя вершиной эволюции и царями природы, не способны поверить в очевидный факт — они могут быть не концом пищевой цепочки, а всего лишь одним из ее промежуточных звеньев. Возможно, главной отличительной чертой человека является не разум, а его энергетическая ценность для хищников более высокого порядка.
Tannarh, 2012 г